Твори добро другим во благо: участники ОВД-Инфо рассказывают, как и почему они поддерживают благотворительные проекты

Пандемия коронавируса сказывается на благосостоянии жителей России, а значит, и на работе некоммерческих проектов и организаций, которые существуют прежде всего благодаря народному финансированию — то есть вашей и нашей поддержке. Участники ОВД-Инфо рассказывают, какие благотворительные инициативы они поддерживают и почему это важно делать особенно сейчас.

Фото: Tim Marshall, Unsplash

Алена Королева,
в ОВД-Инфо занимается документооборотом

Я поддерживаю фонд «Живой», потому что он помогает взрослым людям в трудной жизненной ситуации, а таких фондов немного. В основном, помогают детям и другим уязвимым группам, а на взрослых людей собирать деньги сложнее. Но ведь каждый человек в любой момент при неблагоприятном стечении обстоятельств может попасть в сложную ситуацию.

Волонтерская группа помощи животным «Шанс на жизнь» — это частная инициатива, а не фонд, и они не особо известны. Я поддерживаю их, потому что знаю и вижу, как несколько девушек-энтузиасток работают в моем районе и помогают бездомным животным. В позапрошлом году, например, они подобрали с улицы четырех щенков, которые скитались и скулили на парковке прям под моими окнами. Всех пристроили в семьи — теперь это домашние собаки. Проблема с бездомными животными у нас очевидна, и они уж точно никак не смогут сами себе помочь.

Те самые щенки с парковки / Фото: «Шанс на жизнь»

Почему важно поддерживать проекты рекуррентными платежами? Чтобы у проектов и волонтеров была почва под ногами и они могли как-то планировать свою работу на ближайшее будущее.

Анна Ромащенко,
администратор направления правовой помощи

Я волонтер в двух организациях: в «Гражданском содействии» — комитету по работе с беженцами и вынужденными переселенцами и в «Доме друзей» — фонде по работе с бездомными. В комитете я перевожу с французского и английского языков в судах, миграционных службах и больницах.

Аня с Баззи / Фото: Ольга Лукинская

Впервые я задумалась о вопросах вынужденной миграции, когда началась война в Сирии — тогда о беженцах начали говорить много и громко, к сожалению, не всегда в положительном ключе. Как известно, мир полон ксенофобии. Мне очень захотелось помочь хоть чем-то, чем могу. Там и пригодилось знание языков. К сожалению, в России все плохо с помощью беженцам — нет примерно ничего. Убежище дают крайне редко, поэтому по факту люди из ада попадают в другой ад, где они еще и ни слова не понимают. Гражданское содействие — единственная организация, которая пытается этим людям помочь.

Аня раздает еду как волонтер «Дома друзей» / Фото: Кирилл Михальченко

В «Доме друзей» я волонтерю уже год, а всего с бездомными работаю пять лет. Впервые на раздаче еды я оказалась случайно, благодаря сестрам Матери Терезы, а потом повстречала «Дом друзей». Сотрудники научили нас перевязывать раны и оказывать первую помощь. Раз в неделю мы с группой друзей кормим бездомных. Надеюсь, дальше будет больше.

Борис Бейлинсон,
координирует IT-проекты

Я жертвую ФБК, потому что коррупция и узурпация власти, с которыми борется Навальный и компания, — корневые проблемы нашей страны, от которых произрастают уже все остальные — те, что напрямую сказываются на жизни людей и их настроении.

Я жертвую фонду «Подари жизнь», потому что они спасают тяжелобольных детей, что, к сожалению, без частных пожертвований, у нас в стране пока невозможно.

Григорий Дурново,
координатор группы мониторинга

Я поддерживаю «Медиазону», потому что это наши коллеги. Они пишут на те же или близкие нам темы — политические преследования, произвол силовых органов. Пишут оперативно, подробно, ярко. Про «плохое», про то, что нельзя замалчивать. Поддерживая их, я поддерживаю и то, чем занимаюсь сам.

Я поддерживаю фонд «Детские сердца», потому что это люди, которых я знаю, которым я доверяю и которые занимаются важнейшим делом — помогают детям с врожденными заболеваниями сердца. Собирают деньги на лечение и оборудование. Врожденный порок сердца — распространенное явление, с которым необходимо бороться, и если у меня есть возможность помочь, я ею пользуюсь.

Даниил Бейлинсон,
занимается разработкой баз данных и других решений в области журналистики данных

Лично мне больше других близки проблемы медицинские и экологические. Делать пожертвования важно — многое в нашей стране делается Обществом, а не государством, и его важно в этом поддерживать. А еще важно поддерживать людей, которые представляют общество своей работой в разных проектах: ведь ваш рубль — это акт солидарности и способ дать понять, что их работа действительно важна и ценится.

Есть еще проблемы, которые выходят за пределы нашей страны. Я считаю, что про них нельзя забывать, поэтому я жертвую «Авааз» — глобальному сетевому проекту, который проводит блестящие кампании в области прав человека, защиты животных, противодействия коррупции, бедности и вооруженных конфликтов.

Даниил Поспелов,
координатор волонтеров

У меня настроены ежемесячные платежи в пользу порядка десяти организаций, среди них Комитет против пыток, Общественный вердикт и Фонд имени Андрея Рылькова. Всех их объединяет то, что в какой-то момент государство поставило на них клеймо «иностранного агента» и активно препятствует их деятельности при помощи судебной машины. В итоге Комитету против пыток дважды пришлось самоликвидироваться как юрлицу и какое-то время работать без юридического статуса; Общественный вердикт вынужден платить штрафы по надуманным предлогам; а Фонд имени Андрея Рылькова подвергается не только штрафам, но и блокировкам Роскомнадзора. Эти организации особенно уязвимы и при этом выполняют очень важную работу, борясь с произволом государственных институтов. Для гражданского общества поддерживать такие проекты — одновременно долг и необходимость.

Даниил дирижирует на благотворительном концерте, который он устроил, чтобы собрать пожертвования для «Ночлежки» / Фото: Елена Палатникова

Екатерина Ставрогина,
занимается аналитикой и краудфандингом

Последние 6 лет я поддерживаю «Международный Мемориал» как волонтер проекта «Это прямо здесь», который занимается изучением топографии советского террора и пытается осмыслить несвободу человека в условиях советского государства.

Это больно, тяжело, часто предполагает работу со сложными темами и труднодоступными или недоступными вовсе материалами, но без этой работы невозможно идти дальше во всех смыслах. Я надеюсь, что все архивы откроются, все документы станут доступны исследователям, все белые пятна в истории будут заполнены, травмы — проработаны, а государство признает не только свои победы, но и свои преступления. Я не думаю, что без этого может увенчаться успехом борьба с политическими преследованиями в современной России, а значит, и деятельность ОВД-Инфо. Поэтому готова помогать тем, кто борется и последовательно работает над приближением прекрасного будущего.

Катя читает лекцию о тюрьмах Москвы / Фото: Ольга Лебедева

«Международный Мемориал» делает в этом плане колоссальную работу, в том числе благодаря привлечению волонтеров, а вместе с ними — и свежих идей по популяризации знаний, накопленных десятилетиями научно-исследовательской деятельности. Студенты-историки, журналисты, философы, культурологи, урбанисты, фотографы, дизайнеры, которые ищут, где себя применить, всегда могут стать волонтерами самых разных проектов «Мемориала» — им там всегда рады. Но на самом деле, рады всем: в других условиях я бы сказала, что лучший способ поддержать «Мемориал» — почаще приходить на выставки, лекции, круглые столы, кинопоказы, и раз в год посещать «Возвращение имен». Но пока все это недоступно нам в полной мере, «Мемориал» можно поддержать пожертвованием: не только и не столько на штрафы, сколько на право продолжать свою работу.

Скриншот с сайта «Это прямо здесь»

Ксения Сонная,
продюсирует и ведет подкаст «Есть вопрос», подбирает фото и иллюстрации для материалов, делает карточки для соцсетей, продюсирует стримы

Так получилось, что в свободное от работы время я больше помогаю животным, а не людям. Животных я люблю, не ем их уже больше 10 лет. О приюте для диких птиц «Дно болота» я узнала, когда стала увлекаться птицами. В России не так много организаций, которые им помогают, да и приютов тоже.

Позапрошлой весной коллега сказал, что в соседнем офисном здании нашли птичку, никто не знает кто это и что с ней делать. Я попросила принести ее к нам в ОВД-Инфо. В общем выяснилось, что птичка — пеночка, ей надо есть много живых червей, и если она долго будет голодать, то погибнет. Я стала договариваться с «Дном Болота», чтобы они нас приняли с птичкой, а другая коллега побежала покупать птице червей. На тот момент приют находился в Ногинске, и я сорвалась туда. Кормить ее живыми червями пришлось прямо в электричке, выглядели мы крайне забавно. Потом была гонка на такси, потому что от электрички до приюта идти было прилично, а последняя электричка на Москву уходила через полчаса. Оставаться в Ногинске на ночь не хотелось. Девушка из приюта забрала птичку, червей и, кажется, лекарства. Я успела вернуться в Москву, а птичка через несколько дней очухалась, смогла кушать и пить сама и была возвращена в природу. А другой коллега как-то принес мне перепелку без крыла и ребята из «Дна» очень помогли с консультацией, но это уже другая история.

Пеночка в офисе ОВД-Инфо / Фото предоставлено Сонной

Такие проекты, как «Дно Болота», помогают, на мой взгляд, уменьшить ущерб, который люди наносят природе и животным. Большинство птиц погибают, потому что их сбивают машины, они попадают в мазут, влетают в стекла, провода. Для меня ценно, что центр занимается выпуском птиц, которые могут вернуться в природу, а тем, кто не может, — пытаются найти новый дом.

Помимо них, я помогаю приюту 50pets, проекту «Два пса», Комитету против пыток, «Ночлежке» и организации из Чеченской республики «Женщины за развитие». Всем этим проектам я помогаю, потому что ценю жизнь, — не важно, речь о животном или о человеке. Я доверяю этим организациям, видела, как часть из них работают, и считаю это очень важным. Мне бы хотелось помогать еще больше, но пока получается так.

Леонид Драбкин,
координатор ОВД-Инфо

Фонд «Крохино» занимается, помимо прочего, восстановлением храма в Крохино, который является для меня символом России, которую мы потеряли. Ему повезло быть запечатленным на цветных снимках Прокудина-Горского, которые были сделаны в начале прошлого века. Если смотреть на них и сравнивать с тем, что стало с храмом сейчас, видно, как много страна наша растеряла культурного наследия за последние 100 лет. Думаю, это осознание и заставляет меня поддерживать такие проекты, потому что они дают веру, что не все потеряно и Россия сможет проснуться. В прошлом году я собирался ехать волонтером на местность и работать там, но массовые задержания в Москве нарушили мои планы. Надеюсь, еще будет шанс помочь физически.

«Трушеринг» — это единственный адекватный медиа-проект в России, посвященный каршерингу. Так сложилось, что я большой фанат каршеринга и горжусь тем, что Москва является мировым лидером по количеству автомобилей, доступных в таких сервисах. Когда я нажимаю на кнопку в телефоне и открывается дверь машины, мне кажется, что я попал в XXII век. Это воодушевляет. Каршеринг сейчас полностью запретили из-за коронавируса, но читать про него и общаться с единомышленниками по-прежнему возможно благодаря «Трушерингу». Ребятам явно пока не хватает опыта, но все придет и поэтому я их и поддерживаю на Патреоне.

Наталия Смирнова,
занимается сбором и анализом данных

Фонд «Право на чудо» помогает недоношенным детям и их родителям. Таких семей больше, чем кажется, их много среди знакомых, просто мало кто будет между делом рассказывать, каково это — выписываться из роддома одному, без ребенка, неделями не держать малыша на руках и стараться не думать о том, почему внезапно все пошло не так. Это не какие-то особенные семьи, на их месте может оказаться любой. Они внезапно оказались один на один с большой и непонятной бедой. И когда одним не справиться, есть «Право на чудо».

Наталья Соколова,
консультирует по вопросам финансов и планирования

Первый мой опыт, связанный с поддержкой НКО, — покупка газет у бездомных в Петербурге. Тогда «Ночлежка» придумала такой способ поддержки своих подопечных и, вероятно, это был вообще первый опыт и гениальная идея краудфандинга в России, даже страшно подумать, когда это было… Думаю, в 90-х. Газета стоила какую-то монетку, не помню какую, вот бы вспомнить… Уже тогда было понятно, что если не мы — то никто. Я и сейчас поддерживаю любимую «Ночлежку». Примерно в это же время была первая война в Чечне, беженцы и сплошной кошмар, и тут тоже, если не мы, граждане, — то никто. В этом случае мы сами собирали одежду, деньги, опекали беженцев, что-то писали, делали пикеты и шествия по Невскому (сейчас странно вспоминать, что это было возможно). Так я оказалась в некоммерческом секторе, меня затянуло.

Одна из акций конца 90-х начала 2000-х / Фото: газета «Послезавтра»

В какой-то момент стало понятно, что с экологией у нас тоже совершенно полный швах (озарение, ха). Я посмотрела по сторонам, кто что делает, и выбрала «Гринпис». Но стоило только начать, как тут же стали открываться новые организации, появляться новые стоящие инициативы, которые хотелось поддержать. Телеканал «Дождь» во времена страшных гонений — было до дрожи страшно, что им придется закрыться. Прекрасный, на мой взгляд, проект «Насилию.нет», «Женщины за развитие» на Северном Кавказе, «Новая газета». Думаю, я при случае еще во что-нибудь впишусь. Потому что бесит, что все так. И кто, если не мы?

Полина Кичатова,
занимается краудфандингом

Один из слоганов ОВД-Инфо звучит так: «Человек не должен оставаться один на один с системой». Мы помогаем людям, столкнувшимся с репрессивной системой правосудия, но эти слова — они ведь шире и больше этого. Они про всех нас.

Каждый день по всему миру люди сталкиваются с домашним насилием, вне зависимости от того, относятся ли они к слабозащищенной группе населения или нет. Но особенно часто — если к ней относятся. Я поддерживаю «Насилию.нет» и центр «Сестры», потому что любой человек может стать жертвой домашнего насилия, а в ситуации повсеместного правового безразличия к проблеме, у нас остается взаимопомощь. Поэтому я считаю необходимым поддерживать независимые проекты, в которые люди могут обратиться за помощью.

Полина с плакатом «Запрет абортов — убийство женщин» / Фото предоставлено Полиной

Подписка на ежемесячное пожертвование — это куда более сознательный и взвешенный шаг, чем разовое пожертвование, акт ситуативной эмпатии. Благодаря маленьким суммам, стабильно поступающим в проекты каждый месяц, эти проекты могут планировать свое будущее, зная, что они смогут продолжать помогать и дальше. Мы понимаем, что с каждым днем будущее становится все менее и менее ясным, оно начинает мерцать. Мы тоже это переживаем. Но страх за свою защищенность должен нас сближать, а не разобщать.

29 сентября 2021 года Минюст включил ОВД-Инфо в «реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента».

29 сентября 2021 года Минюст включил ОВД-Инфо в «реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента».